Апостол единства Земли Русской

08.10.2018
21
  • Апостол единства Земли Русской
  • Апостол единства Земли Русской
  • Апостол единства Земли Русской
  • Апостол единства Земли Русской
  • Апостол единства Земли Русской

Преставление преподобного Сергия, игумена Радонежского,
всея России чудотворца (1392)

Се­го­дня, 8 ок­тяб­ря (25 сен­тяб­ря ст. ст.), в мос­ков­ской зем­ле – да и не толь­ко в мос­ков­ской, а во всей Пра­во­слав­ной Ру­си – боль­шое тор­же­ство. Его центр – зна­ме­ни­тая Тро­и­це-Сер­ги­е­ва лав­ра в Сер­ги­е­вом По­са­де (в со­вет­ское вре­мя – За­горск), неда­ле­ко от Пер­во­пре­столь­ной. Мно­го­чис­лен­ные па­лом­ни­ки уже на­ка­нуне со­бра­лись здесь на еже­год­ное празд­но­ва­ние па­мя­ти её ве­ли­ко­го ос­но­ва­те­ля, пре­по­доб­но­го[1] Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, ре­фор­ма­то­ра мо­на­ше­ской жиз­ни Древ­ней Ру­си.

Ве­ли­кий по­движ­ник Рус­ской зем­ли ро­дил­ся око­ло 1314 го­да в се­мье знат­ных ро­стов­ских бо­яр, Ки­рил­ла и Ма­рии. По­те­ряв своё по­ме­стье, они вы­нуж­де­ны бы­ли око­ло 1330 го­да обос­но­вать­ся в под­мос­ков­ном Ра­до­не­же. По­сле их смер­ти Вар­фо­ло­мей (мир­ское имя Сер­гия), с юно­сти меч­тав­ший об уеди­нён­ной жиз­ни, стал мо­на­хом в Хоть­ко­во-По­кров­ском мо­на­сты­ре, где уже ино­че­ство­вал его стар­ший брат Сте­фан. Стре­мясь к «стро­жай­ше­му мо­на­ше­ству» (пу­стын­но­жи­тию), Сер­гий ос­но­вал пу­стынь на бе­ре­гу ре­ки Ко­чу­ры и здесь, по­сре­ди глу­хо­го Ра­до­неж­ско­го бо­ра, по­стро­ил в 1335 го­ду ма­лень­кую де­ре­вян­ную цер­ковь – пер­вый на Ру­си храм во имя Свя­той Тро­и­цы. Так был за­ло­жен фун­да­мент цен­тра ду­хов­ной жиз­ни на­шей стра­ны.

Свя­той Сер­гий как игу­мен 

Ав­то­ри­тет Сер­гия при­зна­ва­ли все, и сам гла­ва Рус­ской Церк­ви зна­ме­ни­тый свя­той мит­ро­по­лит Алек­сий (1354–1378) да­же пред­ла­гал ему стать его пре­ем­ни­ком. Скром­ный мо­нах от­ве­тил ре­ши­тель­ным от­ка­зом: «Вла­ды́ко свя­ты́й, а́ще не хо́ще­ши от­г­на́ти мою ни­ще­ту от слы­ша­ния свя­ты­ни тво­ея́, про­чее не при­ло­жи́ о сем гла­го́ла­ти к мо­ей ху­до­сти». Пре­по­доб­ный хо­ро­шо со­зна­вал свое ме­сто и роль в жиз­ни Церк­ви. В ос­нов­ном он вел по­лу­от­шель­ни­че­ский об­раз жиз­ни – мо­лит­ва, пост, физи­че­ский труд. Ведь да­же игу­ме­ном (букв. пред­во­ди­те­лем) он стал про­тив сво­ей во­ли, усту­пая же­ла­нию мо­на­ше­ской бра­тии, се­лив­шей­ся во­круг его ке­льи.

Свя­той Сер­гий управ­лял не при­ка­за­ми, не по­сред­ством же­сто­кой дис­ци­пли­ны, а лю­бо­вью, лич­ным при­ме­ром и уго­во­ра­ми. Он ни­ко­гда не поз­во­лял се­бе сты­дить, осуж­дать или от­чи­ты­вать на­сель­ни­ка сво­е­го мо­на­сты­ря пуб­лич­но, при дру­гих. Он за­бо­тил­ся о со­хра­не­нии лич­но­го до­сто­ин­ства че­ло­ве­ка, по­ни­мая, что уни­же­ние и вы­нуж­ден­ное по­слу­ша­ние ни к че­му доб­ро­му не ве­дёт, – ча­ще все­го оно бы­ва­ет при­твор­ным, а в ду­ше че­ло­ве­ка рож­да­ет­ся за­та­ён­ная зло­ба. По­это­му, ес­ли он был недо­во­лен тем или дру­гим из сво­их ино­ков, то но­чью, об­хо­дя мо­на­стырь, сту­чал­ся к нему в дверь. И на во­прос, за­чем это игу­мен к нему явил­ся, крот­ко от­ве­чал: «Ты сам зна­ешь – по­че­му». И с эти­ми сло­ва­ми ухо­дил.

Свя­той Сер­гий – «го­судар­ствен­ный муж»

Муд­рый пас­тырь, ко­то­ро­му при­шлось стать и «го­судар­ствен­ным му­жем», со­би­рал во­еди­но раз­дроб­лен­ные рус­ские зем­ли. Зри­мым и непре­ре­ка­е­мым для хри­сти­а­ни­на сим­во­лом необ­хо­ди­мо­сти еди­не­ния, слу­жил мо­на­стыр­ский храм во имя Свя­той Тро­и­цы. Со­глас­но хри­сти­ан­ско­му уче­нию, Ли­ца Свя­той Тро­и­цы еди­ны на глу­бо­чай­шем сущ­ност­ном уровне, со­хра­няя в то же вре­мя Свои ин­ди­ви­ду­аль­ные свой­ства и Ипо­стас­ное (Лич­ност­ное) ра­вен­ство, не по­дав­ляя друг дру­га. К та­ко­му един­ству во мно­же­ствен­но­сти сле­ду­ет стре­мить­ся и лю­дям.

Свя­той Сер­гий успел убе­дить по­чти всех гор­де­ли­вых и недаль­но­вид­ных кня­зей при­знать гла­вен­ство ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча. Он да­же пред­при­ни­мал пу­те­ше­ствие в Ря­зань и Ниж­ний Нов­го­род, чтобы уго­во­рить та­мош­них кня­зей при­знать стар­шин­ство мос­ков­ско­го кня­зя. Но в этом слу­чае – без­успеш­но. Свя­той чув­ство­вал вре­мя, и 1380 год под­твер­дил его де­ло. Пе­ред ре­ша­ю­щей для су­деб Рос­сии Ку­ли­ков­ской бит­вой Дмит­рий Дон­ской по­лу­чил от него бла­го­сло­ве­ние. Сер­гий пред­рёк кня­зю по­бе­ду и спа­се­ние на по­ле бра­ни и от­пу­стил в по­ход двух ино­ков-бо­га­ты­рей Пе­ре­све­та и Ос­ля­бю. (Прав­да, в его жи­тии об этом кра­си­вом ле­ген­дар­ном эпи­зо­де не упо­ми­на­ет­ся.)

Свя­той Сер­гий скон­чал­ся в 1392 го­ду, а уже в 1452 был при­чис­лен к ли­ку свя­тых. Со­ста­ви­те­лем его пер­во­го жи­тия был Епи­фа­ний Пре­муд­рый. Про­шло шесть ве­ков, и сей­час нам вновь ну­жен по­доб­ный че­ло­век, ум­ный и ав­то­ри­тет­ный, уме­ю­щий при­ми­рять непри­ми­ри­мых и со­еди­нять несо­еди­ни­мое.

Автор: Юрий Ру­бан,  канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Лит.: Го­лу­бин­ский Е. Пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский и со­здан­ная им Лав­ра. Сер­ги­ев По­сад, 1892; Фе­до­тов Г. П. Свя­тые Древ­ней Ру­си. М., 1990. С. 140–153.

При­ме­ча­ние

[1] Пре­по­доб­ный – это об­щее на­зва­ние мно­го­чис­лен­но­го раз­ря­да свя­тых. Их по­двиг за­клю­ча­ет­ся в мо­на­ше­ском по­движ­ни­че­стве.

***

О жизни и подвиге святого Сергия Радонежского и истории основанного им монастыря написано очень много книг. Но сегодня хотелось бы обратиться к житию Преподобного, рассказанному художниками.

Все мы привыкли к иконописным изображениям Радонежского игумена, но образ его подвижнической жизни дошел до нас не только в виде иконы. Житием Преподобного вдохновлялись и художники, через свои произведения желавшие выразить внутренний духовный мир великого святого.

Одним из самых плодовитых авторов на этом поприще является Михаил Николаевич Нестеров (1862-1942). Среди его картин немало работ на церковную тематику. Но совершенно особое место в его творчестве занимает Радонежский игумен. Это признавал и сам Михаил Николаевич. Его величайший шедевр — «Видение отроку Варфоломею».

Эта картина — не просто веха в творчестве великого русского художника, это веха его жизненного пути. Михаил Николаевич однажды сказал: «Жить буду не я. Жить будет “Отрок Варфоломей”. Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям — значит, он живой, значит, жив и я».

Картина рассказывает о чуде, когда по молитве старца отроку Варфоломею открылась книжная мудрость, и он стал читать. Тяжело было юному сердцу переносить строгие укоры учителя и насмешки сверстников, видевших, что Варфоломею не дается книжная премудрость. Но гораздо сильнее отрока печалило то, что он не может сам читать Слово Господне. И вот, после встречи со святым старцем, он получил исполнение того, о чем горячо молился.

Вглядимся еще раз в фигуру смиренного отрока — молитвенная поза, благоговение перед старцем-схимником, кротость и упование на Бога. Таким Преподобный оставался всю свою жизнь.

Тот же исполненный смирения отрок предстает перед нами и на других работах М.Н. Нестерова: «Юность преподобного Сергия», «Святой Сергий Радонежский» и «Труды преподобного Сергия».

Здесь к нам обращен уже повзрослевший Сергий, вкусивший первые трудности отшельнической жизни. Но не горе и усталость выражает его взгляд, а радость от пребывания с Богом. Непроходимые леса стали для него родным домом, дикие животные — ближайшими друзьями. Однажды к келье святого пришел ослабевший от голода медведь, которому преподобный Сергий отдал свою краюшку хлеба.

Следующая картина Нестерова показывает нам преподобного Сергия в монашеском одеянии. Кроткий и спокойный взгляд святого, обращенный к зрителю и одновременно устремленный ввысь, к небу, словно призывает за собой. Посох в руке и виднеющиеся вдали постройки говорят нам, что святой Сергий уже руководит собравшейся вокруг него братией. Его подвиг стал известен, и многие люди обращаются к нему за духовным советом.

А вот Преподобный за работой вместе с братией монастыря. Он не хотел выделяться среди других и всегда сам подавал пример послушания и строгости монашеской жизни. Когда братия просили его стать игуменом, он ответил: «Желаю лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господа да будет!».

Наравне с другими авва Сергий выполнял монастырские работы, сам строил деревянные келии, таскал и пилил бревна, носил воду, пек хлеб и готовил пищу, шил одежду. Всегда он ходил в одной и той же одежде, в любую погоду — в зной и в холод. Он смирял свое тело, но дух его возрастал все больше и больше.

Таким представлял Сергиеву обитель Аполлинарий Михайлович Васнецов (1856-1933): деревянный храм, кельи, монастырские послушания. Может быть, один из трудящихся монахов — сам Радонежский игумен?

М.Н. Нестеров и А.М. Васнецов — имена этих русских художников известны всем. Но дело, начатое ими, продолжается и сейчас. Житие преподобного Сергия вдохновляет наших современников. Замечательная картина, рассказывающая о чуде воскрешения умершего мальчика, принадлежит кисти Натальи Климовой.

Крестьянин везет тяжело больного сына в лес к живущему там игумену Сергию, совершающему чудеса по своим молитвам к Богу. Но мальчик умирает… Картина передает сам момент чуда — воздетые в молитве руки старца, крестьянин, входящий в его келью с гробом в руках. Омраченный горем отец еще не увидел сына, его мысли о другом, но через мгновение безутешное горе сменится радостью.

Это работа художника Сергея Ефошкина «Чудо о птицах». «Сергий, ты молишься о своих учениках, и молитва твоя услышана. Посмотри, видишь, сколько монахов собирается под твое руководство!» — однажды услышал во время молитвы Преподобный. После этого он увидел необыкновенный свет с неба и множество прекрасных птиц на крышах и на дворе монастыря. Эта картина передает чудесное откровение Божие святому Сергию о судьбе Троицкой обители. Птицы — это все те, кто продолжает собираться под сводами кельи Преподобного, чтобы последовать его примеру монашеского подвига.

Но вновь вернемся в прошлое. Автор знаменитого «Военного совета в Филях» Алексей Данилович Кившенко (1851-1895) написал картину другого военного совета. Это совет великого князя Дмитрия с преподобным Сергием перед Куликовской битвой с полчищами хана Мамая. Мы видим смиренно склонившуюся голову великого князя и благословляющую руку Игумена земли Русской…

«Иди, не бойся. Бог тебе поможет», — слышит князь из уст Преподобного. Два воинства соединились друг с другом — воинство земное просит помощи у воинства, посвятившего себя служению Богу. Меч в руках князя Дмитрия, меч духовный — Крест Христов — в руках преподобного Сергия. Не в силе Бог, а в правде…

Тот же сюжет у современного нам автора — священника Сергия Симакова.

Картина «Святые Сергий Радонежский и Дмитрий Донской» — Преподобный благословляет князя, посылая в его войско двух монахов-богатырей Александра-Пересвета и Андрея-Ослябю. Не кольчуги и щиты украшают иноков — монашеские ризы и твердая вера в Бога.

Жизненный путь прп. Сергия — это путь от смиренного отрока до старца, перед которым склоняли головы князья ... это жизнь человека в Боге. И как это ни странно, ушедший в глухие леса подвижник оказался настолько близок и к тем, кто жил в одно с ним время, и к нам, живущим через семь веков после него. Почему? Ответ очень прост: чем ближе человек к Богу, тем ближе он и к другим — к тем, кто нуждается в его помощи и живом примере.

Автор: священник Василий Куценко

Источник материала: портал azbuka.ru, портал "Православие и современность"

Автор новости: Информационный отдел Общественной методической службы РПЦ Северо-Западного викариатства